Антибиотики: обратная сторона медали

Антибиотики: обратная сторона медали

Июнь 21, 2017

В Астане под эгидой National Laboratory Astana Назарбаев университета и  Международного научно-технического центра (МНТЦ) стартовал международный семинар «Antibiotic Resistance», посвященный вопросам использования антибиотиков в лечении людей, в том числе детей.

В работе семинара принимают участие ученые из стран Европы, США, Индии, Японии, Израиля, России, Грузии, Армении и Кыргызстана, а также казахстанские исследователи и врачи-практики. 

Как заявил на открытии семинара генеральный директор National Laboratory Astana  Жаксыбай Жумадилов, распространенная во всем мире резистентность к антибиотикам  стала серьезной опасностью, которая уже не представляет собой лишь прогноз на будущее, поскольку  устойчивость к антибиотикам  проявляется сегодня  в каждом регионе мира и  начинает отрицательно сказываться на  здоровье человека, независимо от возраста и происхождения.

Глобальные коллективные действия по решению  этой угрозы включают в себя предложения по подготовке международных договоров, касающихся устойчивости к противомикробным препаратам, а также налаживании координации в работе госструктур в здравоохранении, в системе безопасности пищевых продуктов, ветеринарии и охраны окружающей среды.

Ожидается, что в течение двух дней  ученые осветят в своих работах  причины устойчивости к лекарственным средствам в популяции людей и распространении резистентных штаммов между людьми или животными. Кроме того,  будут обнародованы данные об альтернативных методах лечения, поскольку несмотря на призывы к новым видам антибиотикотерапии, новые препараты разрабатываются все реже. Исследователи из США   расскажут о национальных и международных программах мониторинга угроз устойчивости к лекарственным препаратам.

Тайны Мавераннахра:  там, где генетика зависит  от культуры

Тайны Мавераннахра:  там, где генетика зависит  от культуры

Июнь 15, 2017

 Казахские, российские и узбекские генетики изучили генофонд популяций Трансоксианы - исторической области Центральной Азии – известной еще как Мавераннахр. Ученые, среди которых младший научный сотрудник NLA Максат Жабагин, пришли к выводу, что структура региона зависит не от разнообразного географического ландшафта, а от того, чем занимаются народы: земледелием или же кочевым скотоводством.  Сравнение двух последних экспансий – арабов и монголов – показало, сколь разным может быть их влияние на генофонд. Экспансия арабов, принесшая сюда религию Ислам, не оставила значимого следа в генофонде. Напротив, экспансия монголов оставила мощный след в генофонде, но, однако, не отразилась в двух таких важнейших проявлениях культуры, как язык и конфессия.

Трансоксиана – исторический регион Центральной Азии в междуречье Амударьи и Сырдарьи. Статья о генетическом ландшафте Трансоксианы и его связи с географией и культурой населяющих ее народов вышла в журнале «Scientific Reports» (https://www.nature.com/articles/s41598-017-03176-z). Ее авторы Максат Жабагин (Назарбаев Университет, NLA) и проф. Елена Балановская (Медико-генетичесий научный центр, Россия),  а также другие генетики. Руководитель работы – проф. РАН Олег Балановский (Институт общей генетики РАН, Россия).

Трансоксиана охватывает территории Узбекистана, западного Таджикистана, западной Киргизии, северо-восточного Туркменистана и южного Казахстана. Географический ландшафт региона разнообразен: это бассейны рек Амударьи и Сырдарьи, разделенные пустыней, и предгорья Тянь-Шаня и Памира. Вдоль рек и в предгорьях плотно расселены дунгане, казахи, каракалпаки, киргизы, туркмены, узбеки. Эти народы различаются по традиционному хозяйственно-культурному укладу: одни – земледельцы, другие – скотоводы-кочевники. В истории региона несколько основных вех: развитие древних культур земледельцев и кочевых скотоводов, влияние переднеазиатских империй, появление тюркоязычных племен, затем экспансия арабов, позднее - монголов.

Как подчеркивают авторы статьи, многоликость и яркое своеобразие народов, культуры и природных условий Трансоксианы позволяет использовать этот регион как модельный для выявления связи генетического, культурного и географического ландшафтов. Это и стало основной задачей работы. Попутно авторы попытались решить и более конкретную задачу, связанную с крупными историческими событиями – экспансиями арабов и монголов. Вопрос состоял в том, происходили ли при этом миграции населения, оставившие след в генофонде.

Карта Трансоксианы и исследованные популяции

Генетический ландшафт Трансоксианы

Генофонд популяций региона исследовали по Y-хромосоме, которая в большей степени, чем остальные части генома отражает разнообразие населения. Как показали авторы, более половины всего Y-хромосомного генофонда Трансоксианы приходится на три гаплогруппы (варианта): С2-М217, R1a1a-M198 и Q-M242. Но генетические портреты популяций своеобразны: С2-М217 составляет две трети генофонда южных казахов; R1a1a-M198 часто встречается у узбеков и дунган; на Q-M242 приходится три четверти генофонда туркмен. Генетические портреты родоплеменных групп еще более своеобразны: С2-М217 составляет 88% в казахском племени Конырат, С2b1a2-М48 - 75% у казахского клана Алимулы, Q-M242 - 71% в туркменском племени Йомуд.

Трансоксиана в генетическом пространстве Азии

При сравнении популяций Трансоксианы с 69 другими в генетическом пространстве популяции сгруппировались в кластеры, соответствующие географическим частям Азии. Все изученные популяции Трансоксианы вошли в кластер Центральной Азии. Популяции туркмен из трех разных стран образовали собственный кластер. Дунгане Узбекистана оказались генетически ближе к популяциям Китая, а не к соседним узбекам, что соответствует их исторически недавней миграции из Китая и сохранению языка сино-тибетской семьи.

Положение изученных популяций в генетическом пространстве Азии.  Цветом отмечены популяции из 18 стран. Десять популяций, исследованных в данной работе, показаны ромбиками в квадратах и соединены голубой линией. Цветовыми облаками выделены географические кластеры. Врезка: выделение регионов Азии по классификации ООН (в той же цветовой шкале)

Но земледельческие популяции узбеков и таджиков генетически отделились от большинства  народов с традиционным укладом кочевого скотоводства (казахов, монголов, хазарейцев).

Поскольку известно, что почти во всех регионах  мира основным фактором формирования современного генофонда является география, а не культура, следовало проверить, не является ли Транскосиана важным исключением? И действительно, все виды количественного анализа указали на иной путь  формирования генофонда. Оказалось, что  географический ландшафт Трансоксианы, несмотря на его контрастность (пустыни и плодородные бассейны рек, предгорья и низменности), не оказывает прямого влияния на генетический ландшафт. Основную роль в структурировании генофонда – вопреки географии - играет тип хозяйственно-культурной деятельности населения:  генетическая граница проходит между популяциями земледельцев и кочевников-скотоводов.

Следы миграций

Более частная задача генетиков состояла в том, чтобы найти в генофонде Трансоксианы следы двух последних экспансий – арабов и монголов. Изучение гаплотипов (более дробные варианты Y-хромосомы в пределах гаплогрупп) выявило интенсивный поток генов из Монголии в Трансоксиану: это указывает на мощную миграцию населения. Однако она не сопровождалась культурной экспансией (сменой языка или религии), поскольку большинство популяций Трансоксианы говорит на тюркских, а не на монгольских языках, и принадлежит к иной конфессии – исламу, а не буддизму. Среди выявленных четырех «гаплотипов-основателей» (вариантов Y-хромосомы, от которых путем мутаций произошли остальные) оказался  и известный «протомонгольский гаплотип»: предполагается, что он был унаследован Чингисханом, его потомками и другими родственниками по отцовской линии.

В поисках арабских предков.

Распространение Ислама арабами – это одна из самых мощных культурных экспансий в Западной, Южной и Центральной Азии. По генеалогическим источникам и  этнографическим данным можно предположить, что арабы оставили и генетический след в населении Трансоксианы.  Так, в традиционной казахской генеалогии считается, что родоплеменные группы кожа и сунак (кланы степного духовенства) происходят от близких родственников пророка Мухаммеда (С.А.С) по мужской линии.  Ученые проверили это предположение генетическими методами. Но общего предка по «отцовским» линиям Y-хромосомы у этих кланов не оказалось. Видимо, изначально генеалогия степного духовенства была основана не на биологическом родстве, а на духовном наследии от учителя  к его ученикам (так называемой «силсила»). Лишь позднее – с принятием Ислама в качестве государственной религии в Золотой Орде и ростом социального статуса кланов  кожа и сунак - эта духовная цепочка стала сопровождаться биологическим родством.

Таким образом, две важнейшие экспансии в истории Трансоксианы оказали разное влияние на генофонд ее населения. Культурная экспансия арабов, принесшая нам Ислам, не оставила значимого следа в генофонде. Экспансия монголов, напротив, оставила мощный след в генофонде, но не отразилась в двух таких важнейших проявлениях культуры, как язык и конфессия.

Но главный вывод работы – генофонд Трансоксианы в отличие от большинства регионов мира определяется не географическими расстояниями и ландшафтом, а особенностями хозяйственно-культурной деятельности (земледелие или скотоводство).

Источник:

The Connection of the Genetic, Cultural and Geographic Landscapes of Transoxiana

Maxat Zhabagin, Elena Balanovska, Zhaxylyk Sabitov, Marina Kuznetsova, Anastasiya Agdzhoyan, Olga Balaganskaya, Marina Chukhryaeva, Nadezhda Markina, Alexey Romanov, Roza Skhalyakho, Valery Zaporozhchenko, Liudmila Saroyants, Dilbar Dalimova, Damir Davletchurin, Shahlo Turdikulova, Yuldash Yusupov, Inkar Tazhigulova, Ainur Akilzhanova, Chris Tyler-Smith & Oleg Balanovsky

 Scientific Reports 7, Article number: 3085 (2017)  doi:10.1038/s41598-017-03176-z

Текст статьи доступен по ссылке: https://www.nature.com/articles/s41598-017-03176-z

В Шанхае  будет открыта совместная с китайскими партнёрами лаборатория NLA

В Шанхае  будет открыта совместная с китайскими партнёрами лаборатория NLA

Июнь 14, 2017

   В больнице Тунжэнь  в Шанхае, которая является крупным научно-исследовательским  медицинским центром, распахнет двери совместная с National Laboratory Astana  международная лаборатория, где будут проводиться исследования опухолей желудочно-кишечного тракта, болезней неврологии, сердечно-сосудистой системы, а также изучаться вопросы, связанные со старением человека и заболеваниями, ассоциируемыми с процессами старения.  

    По словам  Генерального директора National Laboratory Astana  профессора Жаксыбая Жумадилова, принимавшего непосредственное участие на всех этапах переговоров с китайскими коллегами, открытие совместного казахстанско-китайского проекта  -  это взаимовыгодное сотрудничество для обеих сторон, и это поможет ученым быстрее обмениваться опытом и знаниями в решении важнейших проблем медицины.